Жизнь после АТО: беседа с бывшим солдатом ВСУ

Жизнь после АТО: беседа с бывшим солдатом ВСУ

Мы побеседовали с Дмитрием, бывшим солдатом украинской армии, который в составе батальона «Харьков» стоял под Луганском и Донецком, несколько месяцев провел на передовой. Сейчас он работает на авторынке, с утра до вечера заведует товарным складом.

война на Донбассе

- Скажите, как сейчас складывается ситуация с трудоустройством для ветеранов АТО? Как сложно найти работу, как относятся работодатели к ветеранам?

Я после демобилизации состоял на учете в центре занятости в течение года, мне звонили, предлагали работу, но я не смог на нее устроиться по своим причинам. Вообще участников АТО берут на работу неохотно. По опыту моих бывших сослуживцев могу сказать, что при упоминании в разговоре с перспективным работодателем об участии в АТО тот сразу же сворачивает с разговора довольно резко. Другое дело, если работодатель «патриот», но если работодатель просто ищет себе сотрудника, то он отнесется к ветерану с настороженностью, так как подозревает, что большинство участников АТО возвращаются оттуда не совсем здоровыми психически. Лично я могу по своему опыту рассказать, что при попытке трудоустройства в полицию невропатолог обратил внимание на мою легкую травму головы в зоне АТО, контузию. Он потребовал томограмму мозга, а какой томограф в военном госпитале? Я ее предоставить не смог.

- А какое отношение к ветеранам в обществе?

- Общество относится к ветеранам неоднозначно. Трудно угадать в каждом постороннем, как он воспримет твое участие в АТО. Но при этом и те, кто положительно, и те, кто отрицательно, воспринимая таких, как я, не имеют ни малейшего представления о том, что происходит там. У людей просто нет понимания о том, что прошли такие как мы.

- А что происходит в общественном транспорте? Сейчас в новостях сообщают о скандальных ситуациях, когда ветеранов не пускали в маршрутки, доходило дело до судов…

- Лично я езжу в поездах и маршрутках и не заметил каких-либо проблем. В поездах на железной дороге отношение отличное. Мне выписывают проездной на месяц, и никто не задает вопросов. В маршрутках показываю удостоверение, и лишь пару раз водитель что-то недовольно бурчал. Так что в целом трудностей с этим я не вижу.

- А как наше государство? Оказывает какую-то поддержку участникам АТО?

- У нас получается так, что государство дает одни гарантии, а местные власти – другие. Иногда от местных властей зависит даже больше. Мои друзья обращались за материальной помощью. Один мой товарищ попросил помощь для того, чтобы сделать ремонт в квартире, куда планировал поселить девушку. Он предоставил фото своего жилья. Другие обращались за помощью по болезни, предоставляли соответствующие справки. Отдельно предоставляется помощь к 9 мая. Это порядка 950 гривен, которая предоставляется всем атошникам, которые пишут специальное заявление.

- А кто больше помогает – государство или местные бюджеты?

- Не могу точно сказать, но вот помощь к 9 мая – государственная инициатива. Помощь «по болячке» предоставляется местными бюджетами. Мои товарищи писали Кернесу, он принимал решение об оказании помощи. На его имя писали заявления.

- А регулярные выплаты есть? Или только к 9 мая?

- Ну еще я слышал о выплатах к 14 октября, тоже порядка тысячи гривен. Также помогают покупать квартиры, но опять же из местных бюджетов, социальные проекты. Детей военных посылают в оздоровительные лагеря.

- Получается, что для получения помощи каждый раз нужно куда-то писать, обращаться…

- Ну а что, у нас проводятся разные акции. Вот история с выделением земли. Если бы не АТО, многие бы не знали, что все граждане имеют право на получение земельного участка. А то, что АТОшник не может получить землю, свидетельствует о том, что не все так «чисто» у нас в государстве. Около двух третей ветеранов, несколько тысяч человек не получили земельные участки, по 2 гектара им должно было выделяться.

- Ну вот главы сельских советов утверждают, что денег банально нет.

- Я думаю, что в реальности большая часть земли негласно придержана местными сельсоветами. Все это проходит через земельные кадастры как арендованная земля, как паи, закрепленные даже за «мертвыми душами». В реальности земля раздается фермерам под небольшой процент, но за немалое вознаграждение, государство же от этого ничего не получает. По документам этот участок вообще по сути не существует.

- А вот вопрос по поводу так называемого «афганского синдрома» среди бывших военных. Случаи самоубийств, вовлечение в криминальный мир.

- Конечно, человек, побывавший в зоне АТО, меняет свое представление о ценности человеческой жизни. Для человека, который даже лично не участвовал в контактных боях, ценность жизни снижается. Любой человек в мирное время считает, что завтра он будет жив и с ним все будет в порядке. А на войне ты понимаешь, что завтра твоя жизнь может закончиться. Страх быть убитым присутствует постоянно. И если он продолжается на протяжении целого года, а у контрактников до 3 лет, то граница осознания жизни и смерти постепенно стирается.

- А случаи проявления агрессии?

- Конечно, люди возвращаются в мирную жизнь, демобилизуясь или в отпуск, и их раздражает происходящее здесь. Если там он пытается выжить и с трудом обустроить свою жизнь в экстремальных условиях, то здесь же он видит людей, которые думают не о войне, она их не касается, а о том, как купить новый айфон или новые туфли. Поэтому когда я приехал, то первое время был довольно агрессивен, как к близким, так и к посторонним.

- А насколько часто случается, что атошник убивает себя или других?

- Меня эти случаи не удивляют. Участник АТО привык решать проблемы кардинально. Он привык решать вопросы, уничтожая проблему, в том числе и себя. Он смиряется с мыслью о смерти, как своей, так и чужой, и это нормально для него.

- А есть ли случаи того, как ветеранами становятся не совсем заслуженно. Кого можно считать ветеранами АТО в полной мере?

- Мое личное мнение, не желая обидеть никого, заключается в следующем. Вот, например, артиллерия, которая не участвует в контактных боях. В реальных боях участвовали батальон «Донбасс», «Правый сектор», десантники, пограничники. А есть бойцы ВСУ, которые находятся в третьей линии обороны, в 50 км от фронта, и получают статус участника. Есть те, кто буквально неделю побывает в зоне АТО, не приближаясь к линии фронта, получая командировки специально для получения льготы. Так делают многие сотрудники милиции. И я уже не могу понять, кто передо мной – человек, неделю где-то посидевший, или реально воевавший на передовой целый год. Поэтому «братство атошников» - это очень относительно.

- А у вас проходят какие-то встречи, собрания?

- Сейчас такое происходит редко. В мирной жизни люди, которые в зоне АТО были чуть ли не братьями, ели из одной тарелки, которые вместе переживали все трудности, уже живут по другим законам. Об этом писал еще Ремарк – я вижу много общего с тем, о чем он писал в свое время. На гражданке теперь уже каждый за себя. Многие уже забывают то, что они пережили там, на фронте.

- А есть возможность переквалификации для бывших участников АТО, получения дополнительного образования?

- Да, я слышал о таких возможностях. Есть льгота об оплате контрактного обучения в ВУЗе, по крайней мере, первый год. Лично я считаю, что неправильно то, что в институт будут брать людей только за то, что он где-то воевал.

сгоревшая техника ВСУ
сгоревшая техника ВСУ
сгоревшая техника ВСУ
сгоревшая техника ВСУ
сгоревшая техника ВСУ
сгоревшая техника ВСУ

- Последний вопрос: на днях Верховная Рада отменила зону АТО, планируется общая мобилизация и возвращение территории Донбасса.

- Я скажу так: в наших ВСУ все существует на бумаге, а в реальности нет ничего, все на деле оказывается пшиком. Хотя матеральное положение армии несколько улучшилось по сравнению с 2014 годом, но старая «совдеповская система» осталась, а хуже всего – безнаказанность высшего руководства. Вот взрывы складов – почему за них никто не ответил? Иловайск – кто понес ответственность? Совершенная безнаказанность высших чинов! И поэтому моральный дух солдат серьезно ослаб. Потому что в случае наступления солдаты будут погибать, а генералы ни за что не ответят. При этом реальные потери как скрывались, так и будут скрываться. И вообще, если мобилизовать – то всех, а не по какой-то очереди, в которой в основном те, кто уже воевал в АТО. Пусть и волонтеры воюют! Служить должны все, кто считает, что «родина в опасности».

- То есть рассчитывать на успех любых наступлений не приходится?

- Ну да, у нас нет даже численного превосходства в технике перед противником. А оно для наступления должно составлять 1 к 3, чего нет и близко. Плюс применение систем залпового огня типа «Смерч», «Ураган» сведет на нет любые попытки наступления. Лично я видел, как они работают, и это довольно устрашающее зрелище. Поэтому никакого оптимизма я не вижу в планируемых правительством наступлениях.

Статья написана специально для сайта «Интересные новости». При полной или частичной перепечатке материала ссылка на сайт «Интересные новости» обязательна.


Дата публикации: 05/11/2017 года

Тэги:  Украинагражданская война

Другие статьи по теме:

Комментарии

Добавить комментарий
Чтобы добавить комментарий, Войдите или Зарегистрируйтесь